Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net
Фамилии и генеалогия: история и легенда - Семейная фамилия - история происхождения фамилий

Фамилии и генеалогия: история и легенда

Опубликовано в История фамилий

История русских фамилий может быть прослежена только для дворянства, поскольку только об этом классе свидетельствуют документы, созданные до XVIII в. Специалисты по русской генеалогии проделали значительную работу по собиранию, сопоставлению и анализу имен в древнерусских текстах и установлению фамильных родословных.

Следует, конечно, заметить, что они были историками, не филологами. Результаты этих исследований теперь проверены, объединены и описаны в замечательной книге Н. Ф. Иконникова ’’Русская аристократия”.

Работа специалистов по генеалогии облегчается существованием в Русском государстве в XV—XVII вв. местничества (от слова место) — системы феодальной иерархии. Этот термин может быть переведен как "право старшинства". Положение, которое занимал московский боярин на службе, зависело не от его способностей, происхождения или богатства, а исключительно от послужного списка его предков и родственников. Этот документ давал им право занимать должность, которая соответствовала положению, занимаемому его предками, братьями, дядьями и т.д.

Он имел право, например, отказаться служить под началом представителя другой семьи, двоюродный дядя которого занимал положение на том же уровне, что и его собственный двоюродный дядя. Чтобы пользоваться этим правом, боярину нужно было знать точную генеалогию и послужной список своих предков, по меньшей мере до четвертого или пятого колена. Поэтому генеалогические сведения и послужные списки тщательно сохранялись в каждой семье.

Около 1555 г. на основе частных генеалогий была составлена официальная генеалогическая запись русского боярства, известная как ’’Государев родословец”. В оригинале эта книга не сохранилась.

Нетрудно представить себе, сколько злоупотреблений, споров и нелепых распрей порождала система местничества. По этой причине земский собор в 1682 г. решил, наконец, упразднить местничество. Родословные предписывалось уничтожить, но по счастливой случайности этого не произошло.

В качестве уступки боярству было разрешено составить собственные генеалогии и представить их в специальное учреждение — разрядный приказ, где после необходимой проверки они официально регистрировались. Генеалогии использовались для уточнения дат и внесения поправок в ’’Государев родословец”.

Новое описание было составлено в 1685 г., но опубликовано только через столетие Н. И. Новиковым под названием ’’Бархатная книга” (данным по переплету книги). Дворяне всегда гордились тем, что их генеалогия внесена в ’’Бархатную книгу”, хотя многие известные и знатные семьи, воспротивившиеся царскому указу 1682 г., были исключены из нее.

’’Бархатная книга” отражает скорее тогдашние генеалогические пристрастия, чем исторические факты. Так, традиция того времени требовала, чтобы знатная русская семья могла указать родоначальника, который пришел на Русь из чужой страны. Представительная генеалогия должна была начинаться с ’’выезда”, чисто русское происхождение считалось унизительным.

В 1624 г. в конфликте, возникшем из-за сложностей местничества, князь Борятинский заявил, что семья Наумовых была исконно русской и происходила из Рязани. Наумовы заявили в ответ, что их предок пришел из Германии. Неудивительно, что в этих обстоятельствах вся русская знать твердо верила в свое иностранное происхождение.

{module Реклама в середине}

Разумеется, в некоторых случаях такое происхождение может быть легко доказано, особенно для более позднего времени.

Так, установлено, что предком М. Ю. Лермонтова был шотландец по имени Learmonth, наемник польской армии, взятый русскими в плен в 1613 г., и затем перешедший на службу к русскому царю.

Другое шотландское имя Hamilton позднее полностью русифицировалось, превратившись в Хомутов (хомут). Чтобы древнее происхождение семьи представлялось более достоверным, личность иностранного предка описывалась весьма расплывчато. Иногда предок придумывался на основе ошибочной, новсегда лестной этимологии, в большинстве случаев с целью избавиться от прозрачной и зачастую непрестижной исконной этимологии.

Так, семейная легенда Бестужевых (имя которых в действительности происходит от прозвища в форме прилагательного бесстужий ‘бесстыжий’), вела их род от английского предка, некоего Габриэля Беста, который, как было сказано, в XVI в. поступил на службу к Великому князю Московскому. Легенда не придает значение компоненту -уж-.

Предку семьи Белавенец — эта фамилия образовалась от типичного топонимического названия без патронимического суффикса — приписывается получение имени в связи с подношением им гирлянды цветов (бёлый венец) польскому королю в XVI в., и это несмотря на то, что слово венец не русское, а церковнославянское.

Фамилия Козодовлев, образованная путем сложения существительного коза и глагольного корня дав- (‘давить’), входит в группу сходных фамилий типа Козорёзов (рез = ‘резать ’), Козолупов (луп = ‘очищать от кожуры’), Козоддев (дой = ‘доить’). Тем не менее семейная традиция настаивает на происхождении своей фамилии от знатного ливонского предка, которого звали Kos von Dahlen.

Семья Стремоховых (от стрем = ‘колоть’ и ‘ухо’) претендует на происхождение их рода от грека по имени Строматорос, который, как они говорят, пришел служить к Великому князю Московскому в XIV в.

Нарышкины, принадлежавшие к мелкопоместному дворянству, оставались совершенно, неизвестными до женитьбы царя Алексея Михайловича на Наталье Нарышкиной в 1671 г. Для новой царицы нужно было подыскать древнее и, конечно, иностранное происхождение, и род Нарышкиных стал выводить свое имя от германского племени наристов, упомянутого Тацитом (”0 происхождении германцев”, 42).

Специалисты по генеалогии не без основания сочли родиной наристов северо-западную часть Богемии, подыскали город в этом районе, а также столицу империи Эгер (там, где сейчас чешский город Хеб), чей герб приписывался Нарышкиным. Таким образом, русская семья получила и сохранила на гербе изображение величественного орла, прикрытого в нижней части решеткой, символизирующей тот факт, что доходы города Эгер были однажды заложены императором. Правильная этимология фамилии остается неясной: возможно, это просто вариант фамилии Ярышкин (от яръиска ‘слуга’), как злорадно предполагали некоторые из врагов Нарышкиных уже в XVII в.

Любое иностранное имя родоначальника, даже татарское, принималось с одобрением. Семья Ермоловых гордилась своим предком по имени Араслан Мурза Ермола, получившим при крещении в 1506 г. имя Иван. Никак не объясняется, почему этот благородный татарин имел христианское имя (Ермола, уменьш. от Ермолай) и почему он не сохранил его при крещении.

Высшая точка генеалогической ксенофилии, возможно, достигнута семьями Кожиных, Кульбакиных, Лихачёвых, которые заявляют об общем предке в лице Элмаса, короля Албании, отца наяды — феи Мелузины.

И даже если для фамилии допускается чисто русское происхождение, оно поддерживается иногда неожиданной этимологией. Известная фамилия Татищев совершенно очевидно образована от др.-русск. уменьш. татище (от тать ‘вор’; то же самое базовое слово в фамилии князя Татева). Фамильная традиция, однако, предпочитает видеть в этом имени прозвание в форме имератива, данное их предку, губернатору, известному энергичным подавлением преступных действий: тать ищи! ‘ищи вора!”

Ясно, что семейные традиции, бережно хранимые ’’Бархатной книгой”, должны приниматься во внимание с очень большой осторожностью. Серьезные специалисты по генеалогии это учитывают, но глубокий, чисто филологический анализ фантастических этимологий еще предстоит провести.

Источник: Б. О. Унбегаун "Русские фамилии"

{module Реклама внизу статьи}