Происхождение фамилий от имен или Старинные забытые имена

Оглянемся вокруг, прислушаемся к фамилиям своих одноклассников, сослуживцев, соседей. Фамилий какого типа больше всего? Несомненно, образованных от личных собственных имен. Не надо быть ученым-лингвистом, чтобы догадаться: Ивановы, Петровы, Даниловы, Марьины получили фамилии от личных имен своих близких или далеких предков – Ивана, Петра, Данила, Марьи.

Кажется, что тут еще и размышлять?

А размышлять есть о чем – о древности имен, образовавших названные фамилии. Установить это, в общем, возможно: они не старее X – XI веков, когда на Руси христианская религия заменила языческие верования.

Как известно, христианство пришло к нам из Византии, от греков. А первые русские священники – греки по происхождению – требовали, чтобы вступающие в христианство и их дети принимали имена, которые носили легендарные или реальные люди – древние евреи, греки и римляне, причисленные к лику святых и занесенные в специальный церковный календарь – святцы.

Происхождение фамилий от имен или Старинные забытые имена

Крещение Руси князем Владимиром

И вот русские стали называться в честь персонажей Ветхого Завета – священной книги как иудеев, так и христиан – Авраамами, Исааками, Моисеями, Аннами; либо именами древнеримских борцов за христианскую веру – Аверкиями, Викторами, Лукианами, Наталиями; либо же в память греков – первых христиан нарекались Феодосиями, Евфимиями, Анастасиями и т.п.

Иноземные эти имена звучали для русского уха чуждо и непривычно, смысл их был непонятен, и новшество долгое время встречало глухое сопротивление. Все же насильственно насаждаемые христианские (их часто называют календарные) имена понемногу вытесняли привычные, древнеславянские, но, подчиняясь новой языковой стихии, меняли звучание: древнееврейский Иоханаан (благодать божья) превратился в Иоанна, а затем в Ивана; древнегреческий Евфимий (благодушный) стал Ефимом, а латинский Флор (цветущий; сравните слово «флора») был переиначен во Фрола, от которого пошли Фроловы.

Распознать многие христианские имена, дошедшие до нас в корнях фамилий, в наши дни стало трудновато.

Во-первых, круг используемых «живых» личных имен, почерпнутых из святцев, к началу XX века заметно сузился: многие имена, популярные в старину – это доказывают хотя бы басни Крылова, – к нашему времени оказались основательно забыты. Сейчас мы редко встретим Луку, Архипа, Фому, Акулину.

Мужские имена подобного рода еще встречаются в отчествах людей старшего поколения, а чаще всего в фамилиях: Лукин, Архипов, Фомин. Фамилия воспетого Глинкой Ивана Сусанина уже с трудом распознается как производное от «Сусанна», хотя западноевропейское имя Сусанна нам хорошо известно.

В России же женское имя Сусанна долгое время было забыто и только с недавних пор стало вновь встречаться у молодых девушек, но уже не как православное имя, а как западноевропейское заимствование.

Что же сказать о таких мужских именах, как Кирсан, Зот, Протас, Сазон, Меркул, Увар? Все они прочно забыты, хотя в фамилиях продолжают свою жизнь: Кирсановы, Зотовы, Протасовы, Сазоновы, Меркуловы, Уваровы.

Происхождение фамилий от имен или Старинные забытые имена

Портрет графа С. С. Уварова

Во-вторых, многие заимствованные имена подверглись в русском языке такому изменению, что подчас неузнаваемы, даже если «исходное» имя нам известно и памятно. Нередко отсекался первый слог:

Галактион превратился в Лактиона (Лактионов);

Илларион – в Лариона с уменьшительным Ларя (Ларионов, Ларин);

Эммануил в Мануйлу (Мануйлов);

Анкудин (в святцах – Акиндин);

Селиван или Селифан (из Сильвана).

Слыша фамилии Кудинов, Ливанов и Лифанов, мы уже не догадываемся (даже зная чичиковского кучера Селифана), что это производные от старых календарных имен.

В-третьих, всем нам известно, что личные имена употребляются в полных к уменьшительных формах: полное – Иван, уменьшительное – Ваня; полное – Надежда, уменьшительное – Надя.

Сейчас уменьшительных форм какого-либо имени стало немного, чаще всего известна одна; между тем еще не так давно от некоторых имен образовывали их множество.

Сегодня нам нелегко по старому уменьшительному имени догадаться о полном. Но именно от уменьшительных форм – нередко давно забытых – образовались и продолжают существовать сотни русских фамилий.

От имени Павел – фамилия Павлов, а от уменьшительных его форм – Панин, Панютин, Панюшин, Панюшкин, Паншин, Павшин, Пашков, Панаев, Панькин, Пашутин, Павлюков, Павлищев, Палин – и несть им числа!

Или возьмем имя Евстафий. По-гречески оно означает «твердо стоящий», но в русском, вопреки своему значению, оказалось весьма гибким и подверглось множеству изменении. От вариантов этого имени образовались фамилии Остафьев, Останов, Астахов, Астанин, Аставин, Осташков, и это, конечно, не все.

От разновидностей популярного в старину имени Матвей произошли фамилии Матюшин, Матюнин, Мотин, Машков, Махнов, белорусская – Мацкевич; от имени Моисей – Мосин, Мосяков, Мосягин, Монин, Монюков, Моникин. Последние три могут быть производными и от имени Филимон – от последнего его слога.

Имя Петр породило множество уменьшительных форм, о которых напоминают фамилии Петунии, Петрунин, Петрушин, Петрашев, Петриков, Петрусов, Петряков, Петелин, Пекин, Пеньков (реже – от слова «пенек»). Подлинная фамилия A.M. Горького – Пешков – указывает на то, что его предком был Петр, которого называли Пешко́.

Происхождение фамилий от имен или Старинные забытые имена

Портрет Максима Горького (Пешкова)

Как сейчас уменьшительно называют Якова? Яша, да и только, ответит большинство читателей. В старину же уменьшительных форм было несколько, о чем можно судить по фамилиям Якушин, Якушев, Якушкин, Якунов, Якунин, Якунчиков. Кое-где эти уменьшительные имена сохранились и в наши дни.

Вот еще «расшифровки» некоторых русских фамилий, произведенных от вариантов православных имен:

Фамилии Сапрыкин и Супрунов образовались от вариантов имени Софрон; Свиридов – от варианта имени Спиридон. Любопытно, что имена Мелентий, Терентий, Дементий имели свойство менять два последних слога «ентий» на ех или их, о чем свидетельствуют фамилии Мелехов, Терехов, Демихов. Православное имя Малахия («Посланник божий») переиначивалось в Малах и Малафей; отсюда Малаховы и Малафеевы.

Громоздкое имя Варфоломей наши предки упростили в Вахрамей, а Вахрамеев стали ласково называть Вахрушами или Бахрушами. От этих последних пошли Бахрушины, Бахрушины, Вахрушевы. Иногда отсекался первый слог, и тогда человека звали Фоломеев, Фоломин.

У католиков старой России это имя звучало как Бартоломей, от уменьшительных его пошли фамилии Борткевич и Барташевич. Если встретятся сейчас в одной компании Варфоломеев с Бахрушиным, Фоломиным и Барташевичем, то вряд ли догадаются, что у всех четырех – общий «фамильный» предок!

Кстати, об это коварное имя ломали себе язык но только русские. Оно было распространено и в Западной Европе (вспомним Варфоломеевскую ночь, то есть ночь накануне дня святого Варфоломея 1572 года, когда парижские католики учинили массовую резню протестантов). Варфоломей был почитаемый святой, и на Западе его именем – по-испански и итальянски Бартоломео – крестили немало людей. Но и там оно упрощалось.

Если вам знакома комедия Бомарше «Женитьба Фигаро» или оперы «Севильский цирюльник» и «Свадьба Фигаро», то вы, несомненно, вспомните незадачливого доктора Бартоло. Что же это за имя – Бартоло? Да такое же производное от Бартоломео, как какой-нибудь Вахрамей от Варфоломея!

Родоначальники Коняевых, Коновых, Кононовых, Конаковых, Коншиных, Конашевых, Конашевичей никакого отношения к коням могли и не иметь, а носили имя Конон, что по-древнегречески звучит вполне современно – трудящийся.

Многие удивляются, узнав, что распространенная русская фамилия Юдин происходит от имени Иуда. Как могли христиане сделать Иуду святым и называть его именем детей? – спрашивают они.

Дело в том, что, по евангелию, у Христа было два ученика по имени Иуда: один – Иуда Искариот – оказался предателем своего учителя, второй – Иуда Иаковль – был верным его приверженцем. Имя Иуда (Юда), разумеется, пошло от второго, чтимого церковью и занесенного в святцы.

Известны фамилии, образованные не от личных имен, а от отчеств. До нашего времени уважаемого человека, обычно пожилого, в деревне, а то и в городе называют подчас только по отчеству.

Отсюда, например, Фомичевы, Лукичевы, Степанычевы, Егорычевы и т.д. Но поскольку предки наши легко смешивали полную и уменьшительную форму имени, то и отчества иногда производили от уменьшительного. Сейчас мы вольничаем только с личными именами, но не с отчествами.

Никому не придет в голову назвать сына своего приятеля Игорь Колевич, если самого приятеля – Николая – все называют Колей. Не то в старину: человека могли назвать по отчеству не Симеонович и даже не Семеныч, а просто Семич (от Сема). Об этом свидетельствуют фамилии Семичев (от Сема – Семен), Конычев (от Кона – Конон), Демичев (от Дема – Демьян или Дементий).

Может показаться, что некоторые русские фамилии образованы от… фамилий же! В самом деле: разве Суринов, Тулинов, Горинов – не потомки Сурина, Тулина, Горина? Несомненно, потомки; однако Сурин, Тулин, Горин были не фамилиями, а исчезнувшей ныне разновидностью отчеств с суффиксом -ин (вспомним Козьму Минина). Точно так же, как родоначальник Фомичевых – Фомич, сын Фомы, так и родоначальник Суриновых – Сурин, сын некоего Суры. И Фомич, и Сурин – отчества!

Впрочем, фамилии, образованные от фамилий же тем не менее существуют. Обычно их источник – нерусские фамилии, к которым добавлялся суффикс -ов: Фарбер – Фарберов, Бутлер – Бутлеров, Брюс – Брюсов.

По материалам книги Федосюк Ю. А. «Что означает ваша фамилия»

Людмила Голубева

Куратор проекта "Семейная фамилия", специализируется на изучении фамилий и проведении генеалогических исследований с 2012 года.

Семейная фамилия: сайт о происхождении фамилии, о гербах, о родословной
Adblock
detector